shutterstock_205350223

Нет никакой «российской экономики». Есть несколько слабо пересекающихся экономик, реализующихся на одной территории и связанных между собой слабыми связями. И по сути, за 1000 лет в России не так многое принципиально изменилось.

— рентная (гос) экономика. Она перераспределяет ренту и крышует другие виды экономик (снимает с них доход за право существовать). Это — классическая «княжеская» городская экономика, которая «крышует» торговые потоки и основные торгуемые ресурсы (сначала это были рабы, потом пушнина и зерно, сейчас нефть).

— гаражная (поместная) экономика.По сути — это экономика поселений и артелей. Только раньше она крутилась вокруг промыслов, а сейчас — вокруг услуг и гаражного производства.

— технологическая (глобальная) экономика. Этот новый сегмент растет монотонно, но медленно, достаточно давно, и целиком построен на интеграции в мировую экономику и на извлечении прибыли из креативного потенциала населения и его выгодного соотношения цена/качество в части экономики знаний.

Проблема страны в том, что принципы организации, регулирования и в том числе вся идейно-целеполагающая основа этих трех экономик радикально различна и часто взаимно-исключающая.

При этом высшая власть понимает, что ставка только на одну — чревата, так как тогда другая часть начнет хиреть и производить «токсины умирания». Потому экономическая политика — это поиск баланса между инструментами управления, которые более подходят тем или иным «экономикам».

К примеру, рентная экономика подразумевает максимальный контроль, вертикализацию и кровно-родственый или клановый характер элит и управления. Это обеспечивает быстроту решений, четкость и своего рода минимизацию транзакционых издержек на управлении, т.к. меньше нагрузка на сложные «институты» (что понимает население — к примеру, рентной экономике никакая Дума и СФ не нужны, и по хорошему, в понимании всех, там тратят деньги на «дармоедов»).

Корпоративное право смещается в сторону обеспечения деятельности крупных субъектов и защиту их прав при взаимодействии с контрагентами — мировыми и «внешними к системе» внутренними.

Гаражная или скорее «поместная» экономика очень гибка, но имеет нулевую масштабируемость. В ней сидят сейчас подавляющее большинство российских технологических компаний, которые научились что-то «варить и паять», в т.ч. на мировом уровне, но не способны вырасти в сколь нибудь заметную на мировом уровне компанию — по причине ментальности основателей и «артельности» управления.

Основная проблема гаражных компаний — они хотят прозрачные и простые условия «отката» (как они понимают налоги), поскольку не способны мыслить национально и не понимают суть федеральных институтов.

Они уверены, что вся политика и управления поместные, и хотят «делиться» на уровне поселений, максимум регионов, а лучше — делать все сами на уровне своего понимания (примеров этому — от образовательных программ в вузах до пресловутых церквей — миллионы).

А вот технологическая экономика — зверь очень новый, он хочет глобально-конкурентной среды, прозрачных и сопоставимых с мировыми центрами правил, современных институтов (венчура, к примеру, т.к. гаражным технокомпаниям, даже миллиардным по оборотам, венчур не нужен и не понятен).

И эта среда объективно требует смещения весьма чувствительных принципов внутренней политики, например, смену парадигмы «не лезть в распределение ренты в обмен на благополучие бюджетников» на «экономическую свободу субъектов в обмен на перспективы благополучия детей бюджетников».

На уровне принятия принципиальных решений вопрос звучит как поиск решения, подразумевающего наименьшие риски для страны в целом при наделении приоритетом той или иной экономической модели. В 90-е годы все отдали на откуп «гаражам» и «частным крышам», рента схлопнулась до фин-сектора, была компактной, но влиятельной.

В 00-е годы рента стала доминировать и перевела на рентную модель все типы ресурсов, в том числе знания и образование (что на самом деле и является кризисом современной науки и образования в России, но это надо разворачивать долго).

Сейчас вопрос стоит так — или назад в тотальный «гараж», или вперед к реальному влиянию и усилению технологического сектора — за счет выведения из рентной модели части производства, образования/науки, сегодняшних «инноваций», и перетаскивания из «гаражей» в нормальный корпоративный формат потенциальных «глобальных чемпионов».

К слову — сегодня активно дискутируемый вектор на «поддержку МСП» — это не-расчлененный и взаимо-исключающий тренд или на поддержку гаражей, или на поддержку стартапов. Им нужны РАЗНЫЕ условия и институты, а это тотально недопонимается.

Опубликовал: Евгений Кузнецов

Мое агентство онлайн-маркетинга «ИнтерМонте»

Пиар компании в интернете, увеличение продаж, реклама для интернет-магазинов, SEO продвижение, услуги контент-маркетинга - этим всем мы занимаемся и делаем это хорошо.

ПОДРОБНОСТИ
Помогу разобраться в вашем проекте

Есть немного времени и готов вам помочь с вашим интернет-проектом: создание проектов, управление, интернет-реклама. Бесплатно. Мой интерес — общение с интересными людьми.

ПОДРОБНОСТИ
Еще почитать:
Cамые комментируемые материалы на сайте: