История викингов

В слове «викинг» нынешние обитатели Европы не находят ничего страшного, совершенно никто не подрывается в ужасе бежать со всех ног и прятаться.

Наоборот, это слово обросло неким флёром крутизны, красоты и даже поэтичности.

Все эти Одины и Валькирии, Вальхаллы и Асгарды, Нибелунги и Рагнарёки — невиданной красоты слова, значение которых мало кто понимает, но которые принято произносить с придыханием — как и положено словестным украшениям и прочим иным бубенчикам, отвлекают внимание от сути происходивших некогда событий.

Бубенчики — это, конечно, очень здорово, но хотелось бы понять, чем именно жили эти люди и что за нужда погнала их в поход за чужими богатствами.

Во все времена (нынешние не исключение) перед людьми стояла дилемма — «торговать или грабить» — мы когда-то уже обсуждали это. Вот в какой-то момент полчища диких, жестоких и коварных убийц с неведомого севера обрушились на Европу, выбрав для себя — «грабить».

С экономическим развитием эти северные племена, по сравнению с остальными, находившимися в куда как более благоприятных условиях европейцами, сильно подзадержались.

Хлеба продукции земледелия в Скандинавии не хватало никогда (даже сегодня пахотные земли занимают всего 4% территории полуострова, в основном юг — земли, называемые Сконе), скотоводство, за счет лугов в горах, распространено было больше, рыба спасала, но — хлеб и другие растительного происхождения продукты — приходилось ввозить.

Фьорды, близость моря и его высокая значимость для местных жителей, позволила (а скорее — заставила) стать их высококлассными корабелами, осваивавшими искусства кораблестроения и мореплавания не сразу — парус, киль и руль добавляются к ими к веслу только в V-VI веке — зато в какой-то момент они резко вырвались вперед в этих компонентах по сравнению с другими народами.

Устройство скандинавского общества было весьма простым — семьи, а под этим понятием подразумевались не только собственно члены семьи, но и их слуги и рабы (рабство носило патриархальный характер и было распространено слабо) — владели одалем, земельным наделом, который, собственно, и кормил семью.

Правила овладения одалем были «простыми» — довольно было того, что одна из семей непрерывно пользовалась им в четырех поколениях, после чего он становился их родовым владением.

Понятно, что за четыре поколения семьям не раз и не десять приходилось отражать попытки захвата их земель.

Но в конце VIII века пригодные для обработки земли просто закончились — население возрастало, аборигенные племена финно-угров были вытеснены с пригодных земель повсеместно, и нехватка растительной пищи давала о себе знать.

Торговля как занятие было свойственно викингам той поры — в обмен на хлеб неплохо шли меха, лён, мёд, воск, древесина и прочие дары леса — но потребности общества росли, например, в цене, кроме хлеба, было оружие, вина, ремесленные изделия.

Довольно быстро выяснилось, что скандинавы проигрывают в торговых сделках — им нечего было предложить в достаточных количествах окружавшим их народам, чтобы удовлетворить собственные потребности — и тогда на Европу обрушились те самые страшные викинги.

Собственно, первые грабежи викингов были во многом следствием несостоявшихся торговых операций — например, нападения на монастыри Англии, довольно богаты и совершенно беззащитные (которые начались в конце VIII века) — это та самая история, когда хочешь что-то обменять, а потом понимаешь, что желаемый тебе товар можно без особого труда взять, ничего взамен не отдавая, просто силой.

Слава о первых успешных разбойных нападениях прокатилась по всей Скандинавии — недостатка искателей наживы не было — отчасти по причине той скудной жизни, которую вели племена данов, гётов и свеев, от части — воинственные верования, призывавшие к подвигам и считавшие подвигом уничтожение врага.

Тем не менее, не численностью брали викинги, а — внезапностью.

В те времена обороны с моря не существовало вовсе, и викинги с удовольствием пользовались этим, наводя ужас по всей Европе.
Доставалось, впрочем, не только приморским городам, но и (благодаря конструкции их боевых кораблей — драккаров) тем городам, что лежали в глубине континента.

Так Париж был осажден трижды, Севилья дважды, Киев разные группировки так же захватывали множество раз.

Беспечные европейцы и арабы, византийцы и персы в итоге стали создавать крепости у берегов моря, но если Карлу Великому на несколько десятилетий это помогло оберегать западное побережье Европы от нападений, то позже имперское единство было утрачено, более мелкие и более бедные правители не в состоянии были поддерживать береговую линию обороны, и мечи и топоры викингов обрушивались на головы жителей повсеместно, и не было мест, где можно было бы не ожидать их нападения.

Выгоднейшим товаром стали рабы — одно время викинги охотно торговали ими, но позже цены на рабов резко упали в связи с их переизбытком.

Об этом, а еще больше — о царивших в ту пору нравах — повествует жуткий триллер, написанных и бывший весьма популярным в X веке — впрочем, это для нас он триллер, а в те годы это повествование проходило по разделу «юмор», смеяться стоило в тех местах, где речь шла о жестокости, насилии и сексе.

Герой повествования — некий ирландец, у которого викинги украли жену и продали ее в рабство на континент. Наш герой продает все, что было, и пускается в плавание в надежде найти жену и выкупить её.

По дороге его самого берут в плен викинги. Они жестоко избивают его, их забавляет, как он бросается на них «от борта к борту», они мочатся ему на голову и все плавание насилуют его, так как на их корабле не оказывается женщин.

Наконец, ирландца продают в рабство. Он «отделывается сексом» от своей престарелой госпожи, посвящая все свое время поискам жены. Найдя её, он сбегает от своей хозяйки и выкупает за один пенни свою жену и еще за полпенни и краюху хлеба — родившуюся в неволе дочь.

Начиная с IX века викинги применяют новую тактику — они уже не возвращаются в свои фьорды, а остаются лагерем в тех местах (как правило, в устья рек), которые кажутся им безопасными.

Так, по сути, начинаются их завоевания в Европе. Вскоре Нормандия и Сицилия (а после и весь юг Италии), Англия и Русь становятся владениями основанными ими династий.

Наверное, стоит сказать, что среди викингов существовала некая «специализация» — норвежцы двигались на Запад, колонизировав Исландию, Гренландию (о, как интересно это происходило — какая это отдельно прекрасная история!) и доплыв до Америки, датчане захватили Англию, Нормандию, Средиземноморье, шведы двигались на Восток, где,
мирно придя в Новгород, мечом подчинили себе все остальные земли, выбрав, в итоге, в качестве плацдарма для дальнейших нападений Киев.

Именно из Киева совершались разорительные походы в Персию, на Константинополь, в земли волжских булгар и хазар, в Болгарию, Венгрию и Польшу.

Для таких походов нанимались специальные отряды викингов, но, по завершению похода, конунги и ярлы спешили отделаться от своих бойцов, либо отсылая большую часть их обратно домой, либо — позволяя перейти на службу ограбленным ими правителям.

Так, например, поступил князь Владимир, позволивший шести тысячам варягов перейти на службу к византийскому императору. Викинги были прекрасными воинами, можно сказать, что каждый из них — это, своего рода, танк той эпохи.

Начиная примерно с VIII века война стала их основным ремеслом, а оружие, почитавшееся и ранее, культовым предметом.

От тех самых германских племен, от кельтов и готов, с которыми с таким трудом справлялась римская «боевая машина» времен Цезаря, викинги отличались умением сражаться в боевом строю, чего так не хватало соперникам Цезаря — у тех считалось крайним малодушием владение тактикой боя, только сам воин, только личная доблесть открывали дорогу в счастливую загробную жизнь.

Если по началу драгоценности не имели для викингов материальной цены (у себя дома им просто не на что было тратить захваченное ими золото), они имели почти исключительно сакральный смысл — как некий предмет, полученный из рук легендарного конунга или ярла (на Руси подобное отмечают даже в эпоху Владимира Красно Солнышко), то вскоре викинги понимают вполне материальное значение ценностей как денег, как предмета обмена, купли и продажи.

Принято считать захват Англии Вильгельмом Завоевателем концом эпохи викингов (хотя, например, итальянский Амальфи, соперничавший с Венецией, был захвачен викингами позже и уже не оправился от этого потрясения) — последняя, догнавшая великое переселение народов, слегка задержавшаяся волна, потеряла свою силу.

Перемещение народов свершилось. Отчасти этому способствовало то, что викинги, в целом, быстро и охотно принимали другие монотеистические религии — не только христианство,
о чем, наверное, все знают и говорить мы не станем, но и, например, ислам — известна история о том, как несколько тысяч викингов, возвращавшихся после успешного нападения
на Севилью по Гвадалквивиру, были окружены у Лиссабона — они легко согласились принять ислам и вытребовали себе взамен земли в Португалии, где и поселились, прославившись как прекрасные скотоводы.

Захват новых земель позволил викингам иначе взглянуть на торговлю и условия для неё.
Начиная с Х века торговля постепенно вытесняет разбой, временные ярмарки почти повсеместно по всему Северу Европы сменяются городами, ведущими торговлю на постоянной основе.

В Европе, выходящей из «тёмных веков», резко выросла потребность в корабельном лесе и цена на него, и Скандинавия на много веков становится его основным поставщиком.

А викинги становятся весьма успешными торговцами.

Автор: Александр Иванов

Раздел: Из соцсетей | Дата: 10.11.2017 |
Мое агентство онлайн-маркетинга «ИнтерМонте»

Пиар компании в интернете, увеличение продаж, реклама для интернет-магазинов, SEO продвижение, услуги контент-маркетинга - этим всем мы занимаемся и делаем это хорошо.

ПОДРОБНОСТИ
Помогу разобраться в вашем проекте

Есть немного времени и готов вам помочь с вашим интернет-проектом: создание проектов, управление, интернет-реклама. Бесплатно. Мой интерес — общение с интересными людьми.

ПОДРОБНОСТИ
Еще почитать:
Cамые комментируемые материалы на сайте: