6

Я буду рассказывать про тему такую, своеобразную. Я ней довольно давно занимаюсь, но всё равно меня спрашивают: «Чего это ты, Дорофеев, занимаешься всякой хренью гуманитарной?».

Потому, что многие знают меня, как человека, который рассказывает про природу вариаций, про основы статистического управления процессами и людей-снежинок с руками из жопы, про задачу с бородачём и теорию ограничений, кальсоны гномизма и мыслительные инструменты Голдратта….

В общем, такие все замечательные и красивые наукоёмкие темы, а тут вдруг – фигак, и в какую-то личную эффективность, хрень какую-то. Чего вот ты ею занимаешься?

Ну, эти темы прекрасны – они очень сильно требуют использовать мозг, они очень наукоёмкие, они дают массу поводов поговорить, на конференции есть, чем похвастаться. Но дело в том, что большинство бед в компании решаются куда более лёгкими средствами. Подавляющее число бед порождается тем, что вот мы, например, все понимаем друг друга с полуслова, да?

У нас одинаковая картинка мира, мы можем со своими коллегами открыто обсуждать самые тонкие вещи, мы не стесняемся признать, что совершаем иногда ошибки. Это вот одна часть. И такие вот вещи лечатся ретроспективами.

А есть ещё одна вещь. Ретроспектива, это, конечно, хорошо, это замечательно, на ретроспективе мы можем понять, что изменить. Но это надо будет менять, и с этим тоже есть немножко беда, потому что во многих компаниях, я думаю, все прекрасно понимают, о чём я говорю, 90% всех проектов доходят до состояния на 90% законченных и остаются в этом состоянии вечно.

Многие из вас знакомы с ситуацией, когда ты пишешь человеку письмо – он не отвечает. Крайне небольшое число людей способно выполнить это простое упражнение, сказать: «Я тебе в среду отвечу» и ответить. Не важно, в среду ли, – ответить. Без напоминаний хотя бы трёх. Крайне тяжело. Мы не можем это делать, а тут он – теорию ограничений, статистическое управление процессами.

Есть куда более фундаментальные вещи, которые мы делать не научились. Знакомо, да?  Далеко не все умеют обращаться с мейлами, и когда мы начинаем говорить о человеке, который  всё продалбывает, не может вовремя отвечать на почту, ещё чего-то не делает, мы думаем, что это какой-то такой хипстер, которому всё пофиг.

Но реальность нашего мира заключается в том, что те, которые выглядят вот так вот: расслабленные, непринуждённые ребятки, они-то как раз чего-то делают. А те, кто продалбывают, они что-то вот – гарнитура в ухе, на митинге сидит, чего-то хреначит в ноутбуке, обязательно мобилу берёт три раза за митинг, говорит «извини, я перезвоню»… Вот они. И не перезванивает потом, и на письма не отвечает.

Вот это вот – основная беда, где она живёт. А корни «беды» проистекают из того, как устроен наш мозг. Вот представьте: мозг-папа инструктирует мозга-сыночка, перед тем, как в тело человека его всунуть. Говорит: «В любой непонятной ситуации ты будешь ходить жрать, в Фейсбук и проверять почту». Мозг ровно это и делает.

В любой ситуации, когда нам надо делать что-то непонятное, нам сначала хочется жрать, Фейсбук, проверить почту, в туалет, что-нибудь ещё – есть масса других важных вещей, которые можно сделать вместо того, чтобы сделать то, нужно.

Я расскажу, почему такое происходит, а потом, используя эту вот модельку мышления, покажу – в какие кошмары это всё превращается в организации, когда там работают такие вот мозги. По мнению Даниэля Канемана, наше мышление состоит из двух систем, он их так и называет: «система-1» и «система-2».

Система-1, это такое быстрое, эффективное мышление, которое срабатывает почти автоматом, почти всегда очень легко. Есть система-2, она более тяжёлая, но, типа, умная. Система-1, в неё, обычно, первую приходит информация, которая поступает в мозг от органов чувств и всего остального, дальше она автоматом вырабатывает информацию, выдаёт на ревью в системе-2.

Система-2 может либо вмешаться, либо не вмешаться, либо принять предложение как есть, либо откорректировать, и выдаёт наружу нервные импульсы мясу на костях, чтобы оно шевелилось и начинало доводить дела до конца.

У системы-1 есть особенность – она немножко наивная и глуповатая. Она не склонна к размышлениям, зато работает быстро: мы вообще не замечаем, как. А система-2, она лишена недостатков системы-1 и достоинств, кстати, тоже. Она ленивая, медленная, очень энергозатратная.

Энергозатратность можно представить, как вот если есть бачок – в смысле топливо – и его не хватает надолго. Вообще, по исследованиям психологов, человек может думать в течение дня максимум 3-4 часа и плюс это мышление, оно устроено весьма своеобразно.

Я не могу, например, думать слишком долго над одной темой, у меня мышление всё равно будет с темы на тему перескакивать. Есть, конечно, исключения, состояния потока, но это мало кому доступно, потому что когда тебя постоянно тыкают куда-нибудь, спрашивают, как дела, когда закончишь и так далее, про это состояние можно забыть.

Как работают эти системы, как они действительно устроены, можно легко продемонстрировать на ряде простых, детских (на первый взгляд) задач, которые использовал Канеман ещё полвека назад.

Здесь Дорофеев покажет задачку, заставит всех подумать, каждый может последить за тем, как он генерирует ответ, а потом Максим весело и с приколами расскажет, как он действительно генерировался – и правильный, и неправильный.

Смотрим видео выступления:

Мое агентство онлайн-маркетинга «ИнтерМонте»

Пиар компании в интернете, увеличение продаж, реклама для интернет-магазинов, SEO продвижение, услуги контент-маркетинга - этим всем мы занимаемся и делаем это хорошо.

ПОДРОБНОСТИ
Помогу разобраться в вашем проекте

Есть немного времени и готов вам помочь с вашим интернет-проектом: создание проектов, управление, интернет-реклама. Бесплатно. Мой интерес — общение с интересными людьми.

ПОДРОБНОСТИ
Еще почитать:
Cамые комментируемые материалы на сайте: