Начнем с айфона . Ну, как с наиболее близкой нам истории, которой мы очевидцы. Не то чтоб покойный Стив Джобс, сидя в гараже перед столом с болтами и гайками, вдруг мечтает об аппаратике, в к которому можно поднести лицо и произнести фразу — а оно превратится в говорящего котика или какашку и это анимированное послание можно тут же отправить другу. Джобс одним усилием мечты из гаек и болтов это все собирает, выбегает из гаража и кричит — «Народ, смотрите как круто. всего 1340 евро!» — и народ такой » АААА!» и покупает сразу два миллиона айфонов.

Нет. Первый айфон вышел 10 лет назад. А 40 лет назад ребята, сидя в гараже и насмотревшись на презентацию первого дорогущего персонального компьютера, решили сделать помощней и подешевле.

То есть понадобилось изобрести счеты, электричество, микросхемы, калькулятор, компанию Intel, которая уже делала процессоры, перфокарты, клавиатуру, систему стартапов и инвестирование, интернет с первыми списками почтовой рассылки.

Нужен мир, в котором найдутся инвесторы и найдутся покупатели — это не рынок с нуля, он уже, хоть и маленький, но существует.

Изменился способ мысли — это мир уже технологический.

Айфон пройдет по протоптанному пути — есть мобильная и цифровая связь, есть рынок мобильных телефонов с тач-скрином (правда это стилус) есть все — надо только чтобы масса процессов сошлась в одной точке.

С Возрождением та же самая история.

У нас должен быть очень горячий рынок — настолько, чтобы в нем художники объединялись в цеха и открывали школы-мастерские (потому что много заказов). Настолько горячий, чтобы «художник» — стало денежной профессией (как ныне идут в дантисты или адвокаты). Тогда в художники пойдут все — с минимальными задатками, а дальше будет лишь знаменитый переход количества в качество — из отсева сотен и тысяч учеников по школам всей Италии мы получим Леонардо и Рафаэля.

А рынок этот не возникает на пустом месте — никто не покупает неведому зверушку.

Рынок формирует и миграция образованных людей после падения Константинополя и прошедшая до этого чума (возможно) и вообще экономический всплеск — есть деньги и мы их готовы тратить не на еду, а на красоту. Возрождение появляется из- за совокупности массы процессов, которые шли параллельно и под углом и начинались в разное время — аккумулировались средства, менялась мораль и нравы, менялась экономическая, географическая, политическая среда.

Мы неправильно учим историю. История — это не даты и имена. История — это совокупность многих факторов, которые, как прямые, то идут параллельно, то под углом, то пересекаются.

Факты истории — это никогда не сферический конь в вакууме. Александр проснулся, выпил кофе и завоевал Ойкумену. Леонардо почесал в затылке и запустил Возрождение. Нет. История не про это.

Это всегда про деньги, про географию и логистику, скорость распространения информации, про спад и подьем технологий, морали, мысли, нравов.

История — наука взаимосвязей процессов. Не имен и дат. А процессов. Она — про огромную сложную систему взаимодействий.

И пока нас в школе учат именам и датам, а не пониманию процессов — мы, словно древние варвары, можем рассмотреть на мозаике желтые и зеленые камешки, но не в состоянии собрать их в осмысленный узор.

Но если мы умеем видеть процессы и задавать правильные вопросы — то мы найдем на них ответ (в хорошем вопросе всегда 50% ответа).

И знание истории облегчит нам жизнь — мы сообразим вовремя переехать, сможем открыть успешный бизнес и не попасть в передрягу — и сможем научить этому детей.

На самом деле, это бесконечно долгий разговор, который не уместится в одном, даже длинном, посте.

Автор статьи: Slava Shvets

Раздел: Люди говорят | Дата: 12.12.2017 | Теги: ,


 

Еще почитать:
Cамые комментируемые материалы на сайте: